Желание коллекционировать карикатуры пришло к нему одновременно с мечтой стать десантником. Не случайно в его коллекции преобладают рисунки военной тематики, а если точнее, на тему прыжков с парашютом.
 
Мир увлечений
500:100 в пользу карикатур
Елена ДМИТРОВСКАЯ  
В наше время, к сожалению, все реже можно встретить людей, которые что-нибудь коллекционируют. Может прошла на это мода, а может, и не по карману сейчас подобное занятие. Или появились у людей другие, более важные заботы. Кто-то даже и не знает, сколько удовольствия приносит эта маленькая радость. Или просто забыл...
Помните, как в детстве многие из нас с азартом собирали марки, трепеща над каждой новой, негашеной – ведь они считались одними из самых ценных. Вкладыши от жвачек, фотографии актеров и футболистов, монеты и другие пестрые и симпатичные вещицы заполнялиьнаш маленький мир, давая повод своим собирателям чувствовать себя выше и значительнее других.
Ведомая сладкой памятью детства, я решила найти в нашем городе людей, не оставивших ребяческого увлечения и будучи уже взрослыми продолжающих собирать свои коллекции. Первая же встреча оказалась очень интересной.
Александр Васильевич понравился мне сразу. По его голосу, прозвучавшему из телефонной труб-
вое время. Помимо больших физических нагрузок (пешком проходили по 30-50 км), приходилось изучать высшую математику, физику, иностранные языки. За четыре годаучебы он совершил более ста прыжков с парашютом и рассказывать о них может часами.
– Больше всего вызывает страх не первый, а второй или даже третий прыжок. Ведь, как правило, в первый раз не знаешь, на что идешь. Хорошо помню второй. Погода была нелетная. Когда самолет набрал нужные 800 метров, то, разворачиваясь, залетел в облачко. И тут такая болтанка началась, что сразу захотелось за что-нибудь уцепиться. А нельзя. Руки должны быть зафиксированы: левая – на запосном парашюте, расположенном на животе, правая – на кольце основ-
сандр Васильевич вспомнил, как однажды они прыгали с транспортного самолета Ан-22, в котором помещается больше ста человек. Скорость большая, самолет огромный, когда прыгаешь, нужно считать: «пятьсот один, пятьсот два, пятьсот три» и дергать основной парашют. Так вот тот, кто первым из них должен был прыгать, разогнавшись, упал, не добежав до люка. Лежит на полу, рука на кольце, и, думая, что он уже в свободном падении, начинает вести счет...
Но были и трагичные случаи. При отделении от самолета необходимо сгруппироваться, осмотреться в воздухе, ведь его потоки идут в разных направлениях. Один десантник забыл об этой предосторожности, растопырил руки и ноги и, когда парашют раскрылся, зацепился за стренгу (соединительное звено стабилизирующего и основного парашютов). Приземление со сломанной ногой оказалось весьма болезненным.
Вспомнил мой собеседник и еще один случай, когда парашют не раскрылся, но человек, пролетев 800 метров, остался жив, провалившись по грудь в болото, покрытое снегом. Он сломал лодыжку и, навсегда оставив прыжки, остался работать при складе, где выдавал парашюты.
– Я знаю всего два случая падений, в результате которых человек остался жив, – продолжает Александр Воробьев. – О первом я рассказал, а второй произошел во время Великой Отечественной войны. Летчик, выпрыгнув из горящего самолета, приземляясь, попал на заснеженный склон оврага. Соскользнув по нему благополучно вниз, не повредил ни косточки.
– Не скучаете по прыжкам? – спрашиваю напоследок.
– Да нет. Как говорится, лишний удар об землю ума не прибавляет, – улыбается он в ответ.
ки, мое воображение нарисовало делового мужчину лет сорока, из ряда тех, кто живет «на бегу». У людей такого типа, как правило, очень мало свободного времени и говорят они быстро. Но в назначенный час я увидела спокойного мужчину, внимательно глядевшего на меня. Это сразу расположило к беседе.
Родился Александр Васильевич в Прибалтике. В 1987 году, приехав в командировку в Липецк, познакомился с будущей женой Аллой, которую увез на родину. Но недавно они вернулись и поселились в 20 километрах от областного центра, в селе Ярлуково.
Его увлечение возникло в 1977 году, когда молодой Александр Воробьев поступил в Рязанское воздушно-десантное училище. Хотелось испытать себя, проверить свои силы. Конкурс оказался большим – семь человек на место. Александр быстро бегал и имел разряд по стрельбе, что во многом помогло обойти конкурентов. Учеба давалась нелегко, особенно в пер-
ного парашюта, на левом плече. Мне предстояло прыгать вторым, сзади напирают другие ребята, никуда не денешься... Парашют раскрылся – слава Богу! Я успокоился и начал осматриваться. Красота! Первое, что удивило, – тишина кругом, пустота: и «кукурузника» не слышно, и с земли ничего не доносится. Огляделся, начинаюдрузей узнавать, руками замахали, обрадовались.
Первый прыжок, считают преподаватели училища, требует психологической подготовки. Да еще какой! Вот и дали они Александру задание: боевой листок к незабываемому событию подготовить. Он подобрал заметки и статьи из газеты «Красная звезда», журналов «Советский воин» и «Знаменосец». А чтобы оригинально оформить свою работу, добавил туда несколько карикатур про десантников. Да так увлекся, что после выпуска листка, который, к сожалению, не сохранился, решил и дальше собирать карикатуры о парашютистах.
Спустя четыре года, к выпускному вечеру, Александр со своим другом сделал более двадцати коллажей. К фотографии каждого одногруппника подбиралась картинка, созвучная его характеру.
И вот уже 28 лет Александр с не меньшей увлеченностью продолжает коллекционировать такие карикатуры. У него их уже больше полусотни. К картинкам потихоньку присоединились и анекдоты на прашютную тему. Вот, например:
– Петров, ты чего?! С ума сошел – прыгать без парашюта?!
– А что?
– Да на улице дождь!
– Я не ищу их специально, но когда попадаются, обязательно вырезаю, – рассказывает Александр Васильевич, бережно листая небольшой светло-коричневый альбом, где хранится его коллекция, – друзья начали помогать, даже анекдоты стали мне рисовать в картинках.
– А есть любимая? –
спрашиваю я.
– Конечно. Она была одной из первых. Парашютист, выпрыгнув из самолета, летит параллельноему и спрашивает: товарищ инструктор, а что делать дальше? Многие карикатуры со временем теряют изначальный смысл и воспринимаются по иному. Вот, например, картинка, где альпинисты взбираются на вершину горы, и первый из них слетает оттуда на раскрытом парашюте. Раньше о подобном и не мечтали, а сейчас даже есть такой вид спорта: смельчаки прыгают с крыш домов, башен на различного вида парашютах. А по некоторым работам можно догадаться, в какое время они были созданы. Например, картинка, где в самолете один из готовящихся к прыжку десантников стоит в памперсах. Раньше о памперсах никто и не знал. Это сейчас они вошли и в моду, и в юмористическое отражение нашей жизни на бумаге.
Но смешных ситуаций хватает и в реальной жизни. Алек-

 

© 2005-20015, Designed by W-studio